Вторая волна

Михаил Константинов
+ posts

В России ковидный вирус перешел в новое наступление. 

Суточные показатели числа заболевших бьют рекорды и в последней декаде октября превышают 17,3 тыс. человек. При этом с начала эпидемии полнота статистических сведений о заболеваемости ставится под сомнение. Иногда пациентов регистрировали как заболевших внебольничной пневмонией и не все случаи учитывались. Однако даже если исходить из официальной статистики, факт второй волны очевиден, таких суточных показателей весной и летом мы не достигали. Всего в Российской Федерации с начала эпидемии в середине марта и до конца октября заразились более 1,5 млн. человек, вылечились — более 1,1 млн., погибли — более 26 тыс. По последним прогнозам директора Института медицинской паразитологии Александра Лукашева, в дальнейшем число выявленных случаев заражения коронавирусной инфекцией может возрасти до 3 млн. человек. Из числа умерших примерно половину составляют люди в возрасте моложе 68 лет. Очень серьезным фактором, влиявшим на повышение смертности, были сопутствующие хронические болезни пострадавших, в первую очередь гипертония и сахарный диабет. 

Потери от ковида тревожат специалистов-демографов, получивших повод снова привлечь внимание к тревожной демографической ситуации в целом. В 2019 году естественная убыль населения (превышение числа умерших над числом родившихся) стала самой высокой за последние 11 лет: показатели 2008 года — 362 тыс., показатели 2019-го — 316 тыс. Подпитывать российское население за счет привлечения трудовых мигрантов не очень получается, в перспективе на десять-пятнадцать лет такие меры ситуации не спасут. В качестве объяснения в устах высших чиновников традиционно звучат привычные рассуждения о последствиях Второй мировой войны (а почему не гражданской? коллективизации? голодных моров? ГУЛАГа?..) и распада СССР в начале 1990-х годов. Однако главным препятствием для рождения детей в молодых семьях остаются бедность и жилищное неустройство: банковские ставки по ипотечным кредитам — при сокращающихся доходах — по-прежнему высоки. Эпидемия наложила на убыль населения свой неизбежный отпечаток, и грядущей зимой демографы всплеска рождаемости не ждут. Понятно, что потенциальных родителей риски рождения детей во время пандемии могут пугать и настораживать. 

Российские власти громко не стали признавать приход второй волны, создается лишь впечатление о том, что это «продолжение первой». Заболеваемость, госпитализации и меры безопасности самым непосредственным образом воздействуют на все стороны жизни и, конечно, отражаются на состоянии экономики и предпринимательства. Наиболее сложное положение в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге, Нижегородской и Свердловской областях. В Москве насчитывается более 10 тыс. больных ковидом, занимающих госпитальные койки. Однако регионам намного труднее, так как региональные возможности по борьбе с вирусом гораздо скромнее столичных, а о селах и деревнях говорить нечего. Сейчас многих школьников и студентов отправляют раньше на каникулы, переводят учиться на дистанцию при помощи компьютерной техники. Отчасти такой вид удаленного обучения позволяет экономить драгоценное время, сокращает коммуникации, передвижения и риски заражений в больших группах. Но человеческий контакт между преподавателем и слушателем теряется, поэтому качество преподавания в таком формате страдает. Родителям и детям, чье выпускное образование приходится на «ковидную эпоху», конечно, трудно.  

Осеннему всплеску заболеваний изрядно поспособствовал период бурных летних отпусков и всероссийского отдыха. Зарубежные курорты оказались труднодоступны, популярную по цене и качеству услуг Турцию открыли лишь в августе, и в июне — сентябре россияне массово рванули на курорты Черноморского побережья. Период самоизоляции в апреле — июне произвел на многих тяжелое психологическое впечатление, оказалось весьма непросто высиживать в крошечных квартирках в карантине даже вместе с ближними… Усталость копилась, и при первом же ослаблении государственных ограничений народ бросился путешествовать, как будто теперь все трудности оказались позади. В итоге на югах отели, санатории, дома отдыха и частного сектора оказались переполнены, цены на съемное жилье взлетали мгновенно. Предприниматели туристической отрасли заработали достаточно, чтобы остаться на плаву и дожить до следующего сезона, но платой стало расползание вируса по всей стране. Пресловутые маски носили редко, а уж на горячем пляже маска на лице смотрелась и вовсе экзотично. Своеобразную роль играли наш любимый русский «авось» и пресловутое выражение «ну и Бог с ним». Тем паче на курорты ездят в первую очередь молодежь и люди среднего возраста, а представители этих групп переносят заболевание легче. 

Сейчас все же люди стараются беречься — в Москве и Петербурге, по внешним впечатлениям, люди носят маски не только в общественных местах, транспорте, но и на улицах, а иные и дома, хотя у кого-то личные сомнения в их эффективности существуют. Перчатки же носят нечасто, несмотря на регулярные штрафы, в первую очередь среди москвичей, за отсутствие средств индивидуальной защиты. В целом опасность заболевания людьми признается, но зачастую легче смириться с риском заболеть, чем, например, отказаться от давно запланированного отпуска. Вирус не щадит никого: болеют несколько десятков депутатов Думы, скончался главврач ростовского госпиталя… 21 октября вскоре после перенесенного заболевания умер популярный московский священник протоиерей Дмитрий Смирнов, широко известный в последние годы своими громкими и противоречивыми высказываниями на разные актуальные темы. В начале мая, кстати, о. Дмитрий говорил о том, что пандемия «чрезвычайно полезное явление», так как «эгоизм стал ужиматься», и «вместо него активизируется волонтерство, желание что-то сделать для ближнего, понимание каких-то очень важных для Церкви христианских качеств души». Слова искренние. Только для повседневного и деятельного проявления вышеперечисленных качеств ковидная палка не нужна. 

В целом у людей нет паники или схожих с ней тревожных настроений. Присутствует вполне здоровое понимание необходимости беречься, стараться вести себя умно и просто спокойно переживать трудности — с расчетом на собственные силы, помощь ближних и друзей. Власти пока не вводят карантинные меры, сходные с весенними, хотя показатели заболеваемости давно превышены. Ограничения в регионах, скажем так, заметные, но не тотальные. Кафе, рестораны, бары работают, но до определенного часа, массовые мероприятия чаще всего переносятся в формат Интернет-общения. Однако работают непродовольственные магазины, парикмахерские, и прочие подобные заведения. Нет сокращений по передвижению транспорта. Страдают кинотеатры, и не только из-за резкого сокращения зрителей, но и по причине скудного репертуара. Очевидно, в Кремле присутствует достаточно внятное понимание, что в случае полного карантина экономика может просто рухнуть, а её обвал резко ухудшит и без того непростую политическую ситуацию. Весной и в начале лета люди, сидевшие несколько месяцев без зарплаты, проели накопленные запасы. Сейчас же проедать уже нечего, а на носу зима. Государственные выплаты вспомоществований отдельным категориям граждан носили весьма скромный характер и, конечно, проблем не решали. Сейчас если полностью закрыть сферу услуг и другие предприятия, то социальные последствия очередной экономической паузы могут стать непредсказуемыми. Поэтому ограничения и носят умеренный характер. 

В новостном пространстве достаточно много сведений о выпуске вакцины против ковида, но массовых очередей на вакцинацию не видно, по традиции в первую очередь прививаются от гриппа. Всякое новое не внушает доверия, срабатывает психологическое предубеждение: пусть сначала кто-то попробует, посмотрим на результаты, а потом уже и я сподоблюсь. Тем более, примерно у 15 % привитых людей врачи отмечают побочные эффекты: повышенную температуру, головную боль, ломоту в мышцах. Нет общественной уверенности в качестве вакцины, хотя подвижнические усилия врачей оцениваются высоко. В итоге одни все же прививаются, другие выжидают, третьи принимают аспирин и витамины, а четвертые машут рукой и уповают на водку с салом-хреном-чесноком — уникальный русский лекарственный препарат, традиционно исцеляющий, как водится, вообще от всех болезней. Разные вирусологи пытаются строить прогнозы, рассуждают о том, когда перестанет расти количество заболевших, но все их предположения очень расплывчаты, тем более еще сохраняется сезонная проблема скорого обострения гриппозных заболеваний. До Рождества спада эпидемии не обещают, а расчеты на февраль — март следующего года носят абстрактный характер. На такой долгий срок сейчас у нас будущее не планируют и не рассчитывают. 

Россия болеет, но болеет, благодаря своим качествам, пока спокойно. В надежде, что терпение и труд все перетрут.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *