Новый советский меридиан

Олег Игорев
+ posts

«Германия объявляет Советскому Союзу войну в связи с сосредоточением Красной армии у восточной германской границы…»

«Велика наша страна: самому земному шару нужно вращаться девять часов, чтобы вся огромная наша советская страна вступила в новый год своих побед. Будет время, когда ему потребуется для этого не девять часов, а круглые сутки… И кто знает, где придется нам встречать новый год через пять, через десять лет: по какому поясу, на каком новом советском меридиане?»
(Правда. 1 января 1941 г.).

Декларация об образовании СССР от 30.12.1922 г. [1] открыто провозгласила, что СССР является «верным оплотом против мирового капитализма и новым решительным шагом по пути объединения трудящихся всех стран в мировую Социалистическую Советскую Республику». Это официальный документ о цели образования огромного государства — создать всемирную коммунистическую республику. К. Маркс и В. Ленин, учения которых были положены в основу советского государственного строительства, никогда не скрывали основополагающего приема построения такого государства — насилие.

Советская дипломатия успешно маскировала истинные цели руководителей СССР в зависимости от политической коньюктуры. Вот пример: «Борьба СССР за коллективную безопасность прошла несколько последовательных этапов. Первым шагом на этом пути явилось предложение Советского Союза подписать соглашение об определении агрессии и агрессора (нападающей стороны), выдвинутое 6 февраля 1933 года на Международной конференции по разоружению» [2]Обратите внимание, что Гитлер свои военные походы даже еще не начинал, а СССР уже выступил в роли последовательного борца за мир. При этом СССР, который не подписывал Версальский мирный договор об окончании Первой Мировой войны, уже помогал Германии восстанавливать свои вооруженные силы, которых по этому договору Германия была практически лишена [3].

Когда носители идеи Мировой революции (руководители СССР) говорят о безопасности, то в этом сразу нужно искать ложь. Ибо эти две идеи между собой несовместимы.

Вся сталинская политика коллективной безопасности — это попытка столкнуть между собой Германию, с одной стороны, и Англию и Францию, с другой. И как говорил товарищ Сталин еще в 1927 г., пусть европейские страны перегрызутся между собой, а затем «мы выступим, но выступим последними, чтобы бросить на чашу весов гирю, которая могла бы перевесить» [4].

Давайте вспомним, что Англия и Франция — это одни из самых сильных стран, которые диктовали послевоенное устройство после Первой Мировой войны. Англия — владычица морей. В Германию по морю из разных стран поступает столь необходимое военное стратегическое сырье. Ссора Германии с Англией может означать в перспективе перекрытие морских путей Германии со стороны Англии. К тому же, у Англии есть верный союзник — США, которые тоже обладают грандиозным флотом. И, если Франции Гитлер не особо опасался, то Англия и США для него были большой проблемой. Это подтверждает даже советская историография.

Переговоры между Британией, Францией и Советским Союзом весьма беспокоили Гитлера. Он считал, что «коллективная безопасность» — это политика окружения Германии [5]Это угроза сырьевой блокадой. Гитлер считал, что Германию загоняют в угол, и судорожно искал выход из этой неприятной ситуации.

Итак, 12 августа 1939 года в Москве начались переговоры военных миссий СССР, Великобритании и Франции. Глава советской военной делегации нарком обороны Маршал Советского Союза Ворошилов рассуждал о том, как бы «обуздать Гитлера».

Однако 11 августа, т.е. еще до начала переговоров с делегациями Великобритании и Франции, Сталин принял решение начать переговоры с Германией о разделе Польши. Это решение было оформлено в виде телеграммы Молотова поверенному в делах СССР в Германии Георгию Астахову. Телеграмма была получена последним в субботу, 12 августа. В этот же день в 17:30 содержание телеграммы было передано Гитлеру, который в тот момент вел переговоры с министром иностранных дел Италии графом Чиано. После некоторого раздумья Гитлер сообщил своему собеседнику о телеграмме Молотова следующими словами: «Русские согласны с направлением в Москву германского представителя для политических переговоров».

Чиано оставил по этому поводу такую запись: «Русско-германские контакты протекают очень благоприятно, и именно в эти дни поступило русское предложение с приглашением направить германского полномочного представителя в Москву для переговоров о пакте дружбы» [6].

Пакт дружбы — этот тот самый Договор о ненападении между Германией и СССР от 23 августа 1939 и секретный протокол к нему о разделе сфер влияния между СССР и Германией.

Вторая Мировая могла бы и не начаться, если бы Сталин четко сказал Гитлеру: «Полезешь в Европу — удушу сырьевой блокадой. Не дам больше советского бензина, вольфрама, никеля, хлеба…И Англия меня поддержит — тоже будет душить тебя. А там и США подтянутся…». К слову, переговоры с Англией и Францией закончились ничем, т.к. Сталину создание антигитлеровской коалиции в 1939 г. было не нужно. Эти переговоры — сигнал мечущемуся Гитлеру, который искал союзника против Британии. Сталин прозрачно намекнул — не будешь заключать договор со мной — получишь блокаду. Сталин загнал Гитлера в угол и заключил с ним договор и, таким образом, стал его союзником. А антигитлеровская коалиция была создана уже в ходе советско-германской войны…

Так Сталин раскачивал лодку будущей войны и всех подстрекал к более активным действиям. С одной стороны стравливал между собой Германию, Англию, Францию и (потенциально) США, а с другой стороны тянул к себе Германию, уверяя ее в братской дружбе с приложением к этой дружбе советского сырья (как помним, согласно Договору от 23.08.1939, дружба была установлена сроком на 10 лет).

Подписав Договор со Сталиным, Гитлер совершил грандиозную глупость. После советизации территорий согласно этому Договору и протоколу к нему, Сталин положил руку на сырьевое горло Германии. Сталин подошел к Плоешти (Бессарабия), где добывалась нефть для Вермахта. Сталин, сокрушив в 1939 г. линию Маннергейма, в будущем одним рывком мог пройти ставшую беззащитную Финляндию и, выйдя к Ботническому заливу и Аландским островам, перекрыть поставки леса и руды из Швеции в Германию и никеля из Финляндии. Сталин, захватив Прибалтику, вышел к Балтийскому морю — перепутью многих морских дорог.

Если бы Гитлер уверовал в десятилетие дружбы со Сталиным и полностью и окончательно увяз бы в войне в Европе, включая Англию и возможно США, то для Сталина открывались бы самые захватывающие перспективы по «освобождению» рабочего класса от проклятых капиталистов во всей Европе…

Эту точку зрения подтверждает «Военно-исторический журнал» (один из основных источников сведений о советской и современной российской военно-исторической науке): «Основным своим противником германское руководство тогда, после разгрома Франции в июне 1940 года, продолжало считать Англию. 16 июля 1940 года Гитлер подписал директиву № 16 о подготовке операции по высадке войск в Великобритании под кодовым названием „Морской лев“ (Зеелеве). План операции предусматривалось закончить к 15 августа, а саму операцию провести в течение следующего месяца. Однако в июне-июле 1940 года Советский Союз провел ряд мероприятий на своих западных границах: были возвращены Бессарабия, а также Северная Буковина (26–29 июня 1940 г.), изменились политические режимы в Прибалтийских странах, что отодвинуло советские границы дальше на запад. И далеко не случайно, видимо, что именно 21 июля 1940 года Гитлер на совещании в Берлине поднял вопрос о „русской проблеме“ [7]Кстати, в этой же статье признается и еще один принципиальный аспект: «Сталин хотел использовать Гитлера для развала Британской империи и мировой капиталистической системы» [8].

19 августа 1939 года, т. е. за несколько дней перед подписанием Пакта с Германией, Сталин членам Политбюро объявил следующее: «Если мы примем предложение Германии о заключении с ней пакта о ненападении, она, конечно, нападет на Польшу, и вмешательство Франции и Англии в эту войну станет неизбежным. Западная Европа будет подвергнута серьезным волнениям и беспорядкам. В этих условиях у нас будет много шансов остаться в стороне от конфликта, и мы сможем надеяться на наше выгодное вступление в войну» [9]. Молотов дал исчерпывающее толкование выражения о выгодном вступлении в войну: «Сталин как крупнейший политик нашего века вел военно-политическую игру исторического масштаба. Он знал, что столкновение социалистического мира (СССР) и капитализма (Германия Гитлера) неизбежно. Такое столкновение учитывалось в его планах и должно было стать поворотным в истории человечества, окончательно решить вопрос «кто кого» во всемирном масштабе. Сталин не сомневался, что если будет правильно выбран момент, то вопрос решится в пользу социализма раз и навсегда» [10].

Примечания

Декларация об образовании СССР от 30.12.1922 г. принята делегатами I общесоюзного Съезда Советов, состоявшегося в Москве 30 декабря 1922 г.

  1. История Великой Отечественной Войны Советского Союза. М., 1961. Т. 1. С. 82.
  2. Горлов С. А. Альянс Москва — Берлин 1920–1933. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001
  3. Сталин И. В. ПСС. Т. 7. С. 14.
  4. Военно-исторический журнал. 1963. № 12. С. 25.
  5. Фляйшхауэр И. Пакт. Гитлер, Сталин и инициатива германской дипломатии. 1938–1939. М., 1990. С. 237–238; Розанов Г. Л. Сталин — Гитлер. Документальный очерк советско-германских дипломатических отношений 1939–1941 гг. М., 1991. С. 84–86.
  6. Военно-исторический журнал. 1992. № 6. С. 45.
  7. Там же. С. 47
  8. Сталин И. В. Речь на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 19 августа 1939 г.
  9. Правда. 22 июня 1993 г.

Все жители СССР чувствовали, что скоро начнется война. Каждый гражданин СССР, купив утром газету «Правда», мог прочитать в ней следующее: «Какое счастье и радость будут выражать взоры тех, кто тут, в Кремлевском дворце, примет последнюю республику в братство народов всего мира! Я ясно представляю: бомбардировщики, разрушающие заводы, железнодорожные узлы, мосты, склады и позиции противника; штурмовики, атакующие ливнем огня колонны войск, артиллерийские позиции; десантные корабли, высаживающие свои дивизии в глубине расположения противника. Могучий и грозный воздушный флот Страны Советов вместе с пехотой, артиллеристами, танкистами свято выполнит свой долг и Поможет угнетенным народам избавиться от палачей» (Г. Байдуков // Правда. 18 августа 1940 г.).

Георгий Байдуков — замечательный летчик и замечательный командир. Он — в первой десятке Героев Советского Союза, он дойдет до звания генерал-полковника авиации. Он отлично воевал. Но вот в 1940 году ему война виделась в совершенно ином свете. В огромной статье о будущей войне он ни словом не обмолвился о войне оборонительной… [11].

Гитлер понял, что он совершил грандиозную ошибку, подписав Договор с СССР, и не стал ждать, пока топор, занесенный Сталиным, рубанет по нему — 22 июня 1941 г. Германия напала на СССР, уничтожив все планы Сталина…

Советская пропаганда упорно повторяла, что Германия напала на СССР без объявления войны. Однако уже в послевоенных советских изданиях появились сообщения, что это было не так: «Шуленбург заявил Советскому правительству, что Германия объявляет Советскому Союзу войну в связи с сосредоточением Красной Армии у восточной германской границы» [12]. Документы об объявлении войны были переданы послом Германии в СССР Шуленбургом советскому руководству в 4 часа утра 22 июня 1941 г.

Немецкая сторона передала советской стороне документ об объявлении войны под следующим наименованием: «Нота Министерства иностранных дел Германии Советскому Правительству от 21 июня 1941 г. (Меморандум)» [13]. Это объемный документ, в котором подробно изложены все политические и военные причины нападения Германии на СССР. В конце Ноты, резюмируются причины, по которым Германия решилась на военную акцию:

«1. Подрывная работа против Германии и Европы была не просто продолжена, а с началом войны еще и усилена.

2. Внешняя политика становилась все более враждебной по отношению к Германии.

3. Все вооруженные силы (имеются в виду советские — прим. автора) на германской границе были сосредоточены и развернуты в готовности к нападению».

В приведенной цитате указана одна из главных причин нападения Германии на СССР — сосредоточение Красной Армии у восточной германской границы. Советская историография указывает на характер будущих боевых действий, которые предстояло совершить Красной Армии: «Из поля зрения военного руководства фактически выпадало рассмотрение стратегической обороны, так как будущие действия Советской Армии и Военно-Морского Флота представлялись исключительно как наступательные» [14].

В постсоветской России на некоторое время приоткрылись архивы. В результате исследователями в Центральном архиве Министерства обороны был найден любопытнейший документ «Соображения к плану стратегического развертывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками». Этот документ написан в мае 1941 г. в единственном экземпляре и адресован Председателю Совета Народных Комиссаров СССР товарищу Сталину.

Вот некоторые выдержки из этого документа:

Итак:

«Первой стратегической целью действий войск Красной армии поставить — разгром главных сил немецкой армии, развертываемых южнее линии Брест — Демблин и выход к 30 дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц. Последующей стратегической целью иметь: наступлением из района Катовице в северном или северо-западном направлении разгромить крупные силы Центра и Северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии.

Ближайшая задача — разгромить германскую армию восточнее р. Висла и на Краковском направлении, выйти на рр. Наров, Висла и овладеть районом Катовице. Для чего:

  • главный удар силами Юго-Западного фронта нанести в направлении Краков, Катовице, отрезая Германию от ее южных союзников;
  • вспомогательный удар левым крылом Западного фронта нанести в направлении Седлец, Демблин, с целью сковывания Варшавской группировки и содействия Юго-Западному фронту в разгроме Люблинской группировки противника;
  • вести активную оборону против Финляндии, Восточной Пруссии, Венгрии и Румынии и быть готовым к нанесению удара против Румынии при благоприятной обстановке. Таким образом, Красная Армия начнет наступательные действия с фронта Чижов, Лютовиско силами 152 дивизий против 100 германских. На остальных участках госграницы предусматривается активная оборона.

Таким образом, Красная армия начнет наступательные действия с фронта Чижов, Мотовиско силами 152 дивизий против 100 дивизий германских. На остальных участках госграницы предусматривается активная оборона».

«Прочно оборонять госграницу с Венгрией и Румынией и быть готовым к нанесению концентрических ударов против Румынии. Из районов Черновицы и Кишинев с ближайшей целью разгромить сев. крыло Румынской армии и выйти на рубеж р. Молдова, Яссы».

«Для того, чтобы обеспечить выполнение изложенного выше замысла, необходимо заблаговременно провести следующие мероприятия, без которых невозможно нанесение внезапного удара по противнику как с воздуха, так и на земле:

  • произвести скрытое отмобилизование войск под видом учебных сборов запаса;
  • под видом выхода в лагеря произвести скрытое сосредоточение войск ближе к западной границе, в первую очередь сосредоточить все армии резерва Главного командования;
  • скрыто сосредоточить авиацию на полевые аэродромы из отдаленных округов и теперь же начать развертывать авиационный тыл;
  • постепенно под видом учебных сборов и тыловых учений развертывать тыл и госпитальную базу».

Приложением к этому плану служило следующее:

  • схема развертывания на карте 1: 1.000.000, в 1 экз.;
  • схема развертывания на прикрытие на 3-х картах;
  • схема соотношения сил, в 1 экз.;
  • три карты базирования ВВС на западе.

Документ не подписан, но заготовлены места для подписей: народного комиссара обороны СССР, маршала Советского Союза С. Тимошенко, начальника Генерального штаба КА, генерала Армии Г. Жукова [15].

А теперь некоторые комментарии:

1. «Овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии» — это наступление против немецких войск (стоит, однако, вспомнить, что между СССР и Германией заключен договор о ненападении от 23.08.1939 г сроком на 10 лет).

2. «Быть готовым к нанесению концентрических ударов против Румынии» — необходимо помнить, что в Румынии для германского Вермахта добывается 5 млн тонн нефти. Минимальная потребность Германии в нефти на 1941 год определялась в 20 миллионов тонн [16].

«Не забудем, что у Гитлера были союзники, у которых были армии, флоты и воздушные силы. Но у них тоже не было нефти. Их тоже надо было снабжать германским топливом. Производство синтетического горючего в Германии в 1941 году — 4,1 млн тонн, т. е. одна пятая от самого крайнего минимума. Если вспомнить союзников, с которыми надо было делиться, тогда доля синтетического горючего в общем балансе 1941 года совсем незначительна.

Кроме синтетического горючего настоящая нефть поступала в Германию из Австрии, Чехословакии, Франции, Венгрии и Польши. Всего за 1941 год — 1,3 млн тонн. Итого за 1941 год Германия произвела синтетического горючего и получила настоящей нефти из оккупированных ею стран — 5,4 млн тонн. Если бы не было нефти Румынии, то при таком количестве горючего армии, авиации, флоту, транспорту и промышленности Германии пришлось бы работать и воевать три месяца в году, а девять месяцев в полном оцепенении ждать следующего года» [17].

Таким образом, советский удар по Румынии был бы смертелен для Германии.

3. «Произвести скрытое сосредоточение войск ближе к западной границе, в первую очередь сосредоточить ВСЕ (выделено автором) армии резерва Главного командования» — всему миру известно о том, что удары Вермахта в первые дни войны были сокрушительны для Красной Армии. Причина в том, что Красная Армия не зарывалась в укрепрайоны, т.е. не готовилась к обороне, а, наоборот, выдвинулась (или выдвигалась) к границе и тут ее настиг всесокрушающий удар Вермахта.

Факт отсутствия на «Соображениях…» подписи лиц, которые составили этот документ (напомню, что в документе предусмотрены места для подписей народного комиссара обороны СССР, маршала Советского Союза С. Тимошенко, начальника Генерального штаба КА, генерала армии Г. Жукова) толкуется сторонникам просоветской традиционной точки зрения, в том смысле, что «Соображения» не стоит воспринимать всерьез.

Однако факт отсутствия подписей еще ни о чем не говорит. Слово Сталину: «Сколько раз я вам говорил: делайте, что хотите, но не оставляйте документов, не оставляйте следов» [18].

Вот еще одно выразительное свидетельство сталинского делопроизводства. Референт Сталина генерал — полковник авиации А.С. Яковлев «На совещаниях у Сталина не было стенографисток, секретарей, не велось каких — либо протокольных записей» [19].

Но даже не эти свидетельства являются главным. Главным является то, что план «Соображений» проводился в жизнь. По логике этого плана, внезапное нападение сконцентрировавшихся вблизи границы войск приводит к всесокрушающему поражению противника. Так должна была действовать Красная Армия в отношении немецкой армии. Но Гитлер ударил первым. И незавидная доля всесокрушающего поражения выпала Красной армии.

Вероятно, что цитируемые выше «Соображения» являются лишь кратким пересказом, подробного плана вторжения, который был разработан в недрах советского Генштаба. Этот подробный план никогда не был опубликован.

Виктор Суворов в своей статье «Сказ о Великой Победе» [20] утверждает, что существует еще один некий документ, который подтверждает намерение Сталина о вторжении Красной Армии в Европу. Этот документ также никогда не был опубликован (содержание этого документа в статье не раскрывается). Указаны только его выходные данные: Центральный архив министерства обороны России (ЦАМО РФ), фонд 16, опись 2951, дело 241, листы 1–16.

Следует отметить, что писатель Михаил Мельтюхов в книге «Упущенный шанс Сталина» (М., Вече, 2000). реконструировал план — карту советского вторжения по состоянию на 15 мая 1941 г.

Итак, Красная Армия не была готова к обороне собственной страны, но готовилась к масштабному всесокрушающему наступлению на Европу. Неготовность к обороне и послужила причиной невиданного в истории разгрома советских войск в первые дни и месяцы войны.

О неготовности СССР к войне написаны горы советской литературы. В ней все списывается на ошибки Вождя, его некомпетентность в военных вопросах, на его недоверчивости к разведданным, в конце концов, просто к страху перед Германией (уж чем-чем, а вот страхом уголовник Коба явно не страдал). Как видно из всего вышеприведенного, Сталин готовил свою страну не к оборонительной войне, а к Мировой революции. Оттого и не принимал Парад Победы — нечего было праздновать т. Сталину (кстати, до 1965 г. 9 мая в СССР не был официальным праздничным выходным днем, это был обычный рабочий день). Сталину досталась только Восточная Европа, а не вся. СССР продолжал существовать с западным миром. Своей цели по созданию государства, из которого было бы некуда бежать, Сталин не достиг. После Победы во Второй Мировой войне СССР был обречен. Парадокс, но это исторический факт. Последующие коммунистические руководители довершили процесс внутреннего самораспада и СССР навсегда исчез с карты Земного Шара. И даже если бы Мировая революция совершилась, СССР все равно бы исчез. Люди не захотели бы жить в глобальном коммунистическом ГУЛАГе…

11. Суворов В. Ледокол. М., 1992.

12. Деборин Г. А. Вторая мировая война. М., 1958. С. 124.

13. Нота Министерства иностранных дел Германии Советскому Правительству от 21 июня 1941 г. (Меморандум) // http://www.hrono.ru/dokum/194_dok/1941nota.php#1

14. История Второй мировой войны (1939–1945) в 12 т. М., 1973–1982. Т. 3. С. 415.

15. ЦАМО РФ. Ф. 16. Оп. 2951. Д. 237.

16. Эйдус Я. Т. Жидкое топливо в войне. М.: Академиздат, 1943. С. 74–75.

17. Суворов В. Тень Победы. М.: АСТ, 2002.

18. Заключительное слово по политическому отчету ЦК XVI съезду ВКП (б) // Правда. № 181. 3 июля 1930 г.

19. Цель жизни. С. 498.

20. Суворов В. Сказ о Великой Победе // http://suvorovrezun.com/medved.html

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *